Интеллигенция

Привести однозначное определение интеллигенции довольно сложно. Это некое понятие, которое многие философы понимают по-разному. Если говорить об обывателях, то найти в их умах однозначное определение еще сложнее. Каждый понимает данное явление по-своему и, скорее даже на уровне ощущений. Таким образом, получается, что, чаще всего, если мы говорим «Данный человек – интеллигент», мы не сможем объяснить, почему именно так считаем или объяснение у каждого будет свое.

Тем не менее, попробуем привести здесь несколько определений понятия интеллигенции и вывести некую формулу интеллигентности.

А.Ф. Лосев в статье «Об интеллигентности» говорит о том, что «в первую очередь интеллигентность есть та или иная жизнь личности, или, вообще говоря, функция личности». Он также считает, что эта функция личности возникает только в связи с той или иной идеологией. Необходимо также отметить, что Лосев А.Ф. считает, что интеллигентность почти всегда является бессознательной, поскольку сам интеллигент может не осознавать своей причастности к данному феномену.

В целом А.Ф. Лосев выводит следующую формулу интеллигентности: «Интеллигентность есть:

1) индивидуальная жизнь или функция личности, понимаемой как сгусток природно-общественно-исторических отношений,

2) идеологически живущая ради целей общечеловеческого благоденствия,

3) не созерцательная, но переделывающая несовершенства жизни и потому

4) повелительно требующая от человека потенциального или актуального подвига для преодоления этих несовершенств».

Формула интеллигентности Соколова А.В. более определенна и больше похожа собственно на формулу: «Интеллигентность = самоопределение + эрудиция + творческая способность. Самоопределение – свидетельство морально-этической зрелости человека: осознание общечеловеческого нравственного закона, цели и смысла личной жизни, идеалов, принципов, долга и совести. Эрудиция – приобретение глубоких, основательных познаний в какой-либо области умственного труда, а также общей разносторонней образованности... Творческая способность – способность создавать новые духовные культурные ценности, включая усовершенствование, разъяснение, критическую оценку уже созданного…».

Здесь необходимо отметить тот факт, что интеллигентность и интеллектуальность не являются одним и тем же. Образованный и творческий человек вовсе не обязательно будет интеллигентом, поскольку одним из существенных признаков интеллигента, по мнению Басова С., является этическое самоопределение, т.е. «выбор основных ценностных ориентаций, которым человек следует в своей жизни» или, иначе говоря, мировоззрения. Считается, что интеллигенты опираются на этические учения, которые признают человека высшей ценностью, т.е. являются гуманистами.

Таким образом, в формуле интеллигенции Басова С. «кроме образования и умственного развития, в качестве третьего компонента должно присутствовать гуманистическое самоопределение личности».

Именно наличие последнего компонента различает интеллигента и интеллектуала.

В середине 90-х годов в ходе ряда общественных дискуссий по проблемам интеллигенции, проводимым Гуманитарным Университетом Профсоюзов с участием, таких крупных российских мыслителей как Дмитрий Лихачев, Николай Карлов, Никита Моисеев, Борис Раушенбах, Моисей Каган, Борис Парыгин, Владимир Ядов, Николай Скатов; писатели Даниил Гранин, Михаил Чулаки, Вадим Кожинов, Борис Никольский и другие, было выведено следующее определение интеллигенции: «интеллигент — это образованный человек с обостренным чувством совестливости, обладающий к тому же интеллектуальной независимостью».

1. Интеллигенция в художественной и научной литературе XXI века. Проблемы интеллигенции.

В научной и художественной литературе в последние годы распространено мнение о том, что русская интеллигенция вымирает, а молодежь деградирует. Современные писатели (В. Войнович, А. Кабаков, В. Пелевин, Т. Толстая и многие другие) говорят об агрессивности и жестокости современной молодежи.

К сожалению, печальные пророчества не безосновательны. Нельзя отрицать факты, свидетельствующие о кризисе России. Академик Н. П. Федоренко, проанализировав социально-экономическое развитие России в ХХ веке, «показал, что в десятилетие 1991—2000 годы прирост валового внутреннего продукта был отрицательным и составил —31,8%, в то время как во все предыдущие десятилетия, и при царе, и при советской власти он неизменно был положительным и никогда ниже +46,9% не опускался. Отрицательным оказался и прирост производственных фондов —2. 7%, хотя в тяжелейшие 1911—1920 гг. он составлял +6,3%, а в 1941—1950 гг. +25,5%».

О разочаровании в демократии и недоверии к политикам говорит массовое пренебрежение граждан своими обязанностями (неявка на избирательные пункты, неуплата налогов, неуважение к государственной символике и т. п.).

Многие ученые считают, что утрата русской интеллигенции приведет к утрате русской культуры, поскольку создание, хранение и распространение культурных ценностей всегда были социальной функцией именно интеллигенции.

При этом, возможно, по существу, не все так печально, поскольку согласно тестам, проведенным А.В. Соколовым на предмет исследования состояния современного студенчества и осознания, действительно ли наступает конец русской интеллигенции «20 – 25% гуманитарного студенчества ориентированы на интеллигентские ценности, 40 – 50% – определившиеся интеллектуалы, остальные – маргинальная группа». Исследование проводилось с использованием различных социологических инструментов: анонимные массовые опросы по закрытым вопросам; интервью с открытыми вопросами; ведение дневников; конструирование и сопоставление социально-психологических портретов различных поколений русской интеллигенции.

3. Начало и уникальность русской интеллигенции

А.В. Соколов выделяет двенадцать поколений русской интеллигенции и считает, что начало ей было положено еще в времена древней Руси.

Дмитрий Лихачев считал, что началом, зарождением русской интеллигенции можно считать рубеж XI–XII веков, поскольку «внутренней свободой обладал киевский князь Владимир Мономах, являвшийся в какой-то степени прообразом интеллигента». На рубеже XV–XVI веков прообразом интеллигенции был монах Максим Грек. В конце XVIII века, Лихачева выделяет таких настоящих интеллигентов как Сумароков, Новиков, Радищев, Карамзин.

Д. Лихачев также считает, что первым массовым выступлением интеллигентов было декабристское восстание, поскольку они не только проявили внутреннюю свободу, но и пошли против своих сословных интересов. И именно интеллектуальная свобода помешала декабристам одержать победу, поскольку «тогда впервые одновременно и отчетливо проявились и организационная слабость, и духовная, нравственная сила интеллигенции».

Многие авторы, в том числе Д.С. Мережковский, Н.А. Бердяев, Г.П. Федотов утверждают, что интеллигенция – чисто русское, национальное явление, не имеющее аналогов в европейской культуре. Д. Лихачев также считает, что понятие интеллигентности чисто русское. При этом он говорит о том, что выделять ее как отдельную социальную группу не следует, поскольку она слишком разнородна. «Интеллигентами могут быть дворяне, люди литературы и искусства, ученые и др. Интеллигентностью способны обладать рабочие или, к примеру, поморские рыбаки».

По мнению Н.А. Бердяева «в русском народе поистине есть свобода духа, которая дается лишь тому, кто не слишком поглощен жаждой земной прибыли и земного благоустройства». В отличии от европейского менталитета, для России характерно доминирование духовно нравственной направленности в общественном сознании, а не только утилитарной и прагматической.

5. Социальные функции интеллигенции. Чудо или чудовище

Считается, что в философии существует два мифа о русской интеллигенции. Согласно первому подходу, интеллигенция признается «чудом», творцом русской культуры. Среди сторонников данного подхода можно назвать М. Грека, Н.И. Новикова, П.Я. Чаадаева, Л.Н. Толстого, Н.А. Бердяева, А.Д. Сахарова, Д.С. Лихачева, А.И. Солженицына.

Сторонники второго подхода утверждают, что интеллигенция – это «чудовище» и проклятие России. Сторонниками данного мнения были Петр I, В. Засулич, А. Ульянов, В. Ленин, Н. Бухарин, Л. Троцкий, Е. Гайдар, А. Чубайс, Р. Абрамович.

Обо эти подхода объединяет признание того, что интеллигенция принадлежит к интеллектуальному труду, все ее представители хорошо образованы и творчески активны, «то есть умственно развиты или, говоря современным языком, - креативны».

Важнейшей социальной функцией интеллигенции во все времена и во всем мире является самосознание своего народа и служение своему народу. Со сменой культурно-исторических эпох меняется и интеллигенция. В каждую эпоху она своя – со своим мировоззрением, ценностными ориентациями, социально-психологическим складом, присущими только данной эпохе и действует она, соответственно, в определенных социально-политических условиях.

Социальные функции интеллигентности, в целом, могут быть как созидательными, так и разрушительными, многие упрекают ее в пустословии, псевдогуманизме.

6. Виды интеллигенции. Библиотечная интеллигенция

А.В. Соколов выделяет четыре категории в зависимости от степени интеллигентности людей, профессионально или непрофессионально занятых умственным трудом:

1) Аристократы духа (интеллигентная элита) – эрудированные люди, одаренные талантом духовного творчества и этически самоопределившиеся.

2) Специализированная интеллигенция (специалисты) – высококвалифицированные люди с односторонне развитой творческой способностью к какому-либо виду деятельности.

3) Исполнительская полуинтеллигенция – образованные, иногда этически развитые люди, не могущие в силу внешних или внутренних причин проявить творческое новаторство и поэтому занимающиеся репродуктивным, исполнительским умственным трудом, следуя предписаниям, нормам и правилам, разработанным другими.

4) Гуманитарная полуинтеллигенция – люди, не сумевшие получить требуемое по роду занятий образование, но обладающие врожденными творческими задатками или повышенными этическими добродетелями: милосердием, совестливостью, правдивостью.

Четких границ между этими четырьмя категориями нет, но подлинную интеллигенцию составляют первая и вторая категория и они не многочисленны.

В своей статье «Групповой портрет библиотечной интеллигенции нашего поколения» А.В. Соколов говорит о том, что в рядах сотрудников библиотек можно увидеть представителей каждой из вышеназванных категорий. Так, исследования, проведенные в 1980–1990-е гг. в библиотечных коллективах показали наличие «новаторского авангарда и трудолюбивой гвардии, сероватых середняков и активных пилигримов, стремящихся покинуть библиотеку».

Заключение

Учитывая сложность определения интеллигенции, которая, в основном, как упоминалось выше, улавливается на уровне ощущений, достаточно сложно однозначно определить наше отношение к данному феномену. Скорее всего, если рассматривать интеллигенцию, как понятие в основе которой лежит образованность, гуманизм и творческая активность, автору данной работы, наверное, хотелось бы, чтобы в последующих поколениях чаще встречались интеллигентные люди.

При этом, хочется также отметить, что автор данной работы склоняется к той точке зрения, что интеллигентность не является исключительно русским явлением, поскольку все основные черты и характеристики данного понятия можно встретить и в европейских людях.

Несомненно, категория подобных людей существует. Это факт неоспоримый. И с развитием общества, нам кажется, ценность образования растет и необходимость именно всестороннего образования и общей начитанности становится особенно очевидной.

Что касается библиотечной интеллигенции, на наш взгляд, она встречается довольно часто и сохраняется как феномен. Доказательством того может, прежде всего, служить тот факт, что, несмотря на нищенски маленькие заработные платы, библиотеки продолжают существовать. Нам кажется, что их сотрудники держатся в основном на энтузиазме и являются истинными интеллигентами.

Хотя, с другой стороны, само понятие библиотек и частота их посещений с развитием информационных технологий, уходит на второй план.